vk_logo twitter_logo facebook_logo googleplus_logo youtube_logo telegram_logo telegram_logo

После прочтения статьи и текста ПП РФ N445 от 12 апреля 2018 5

Дата публикации: 21.04.2018
Количество просмотров: 2794
Автор:

Наконец-то опубликованы "Правила хранения операторами связи текстовых сообщений пользователей услугами связи, голосовой информации, изображений, звуков, видео- и иных сообщений пользователей услугами связи" (ссылка). 

Основной причиной, подтолкнувшей к написанию этой заметки, стало то, что в опубликованной статье "Операторам связи в России можно жить и с "Яровой"!" есть неточность, имеющая важное значение для операторов (об этом в конце).

Казалось бы, давно ожидаемое постановление правительства №445 должно было прояснить ситуацию с выполнением нормы "пакета Яровой" по хранению данных, вступающей в силу с 1-го июля, но вместо ясности появились новые вопросы:

1. Да, как отметил автор статьи, правительство в этом постановлении требует увеличивать ежегодно не временной промежуток, а ёмкость ТСНИ. 

Добавлю к этому: во-первых, готовившие текст ПП РФ специалисты Минкомсвязи почему-то уверены, что ежегодно (у всех операторов, во всех регионах, независимо от ситуации на рынке) трафик будет расти линейно в течение 5 лет. А если нет? Ведь тогда у какого-то оператора может быть ситуация, когда ёмкости СХД будет недостаточно для хранения трафика за 30 суток. То есть ФСБ может столкнуться с тем, что есть данные не за 30 суток, а, например, за 28 суток.

Во-вторых, объёмы трафика меняются неравномерно ("сезонность"). Должен ли оператор заблаговременно увеличивать ёмкость СХД, да ещё с учётом "сезонности",  и как он может определить эту "заблаговременность"? Что делать, если очередное наращивание СХД невозможно по техническим, финансовым, политическим причинам? 
Получается, что качество работы ФСБ в каждом отдельном случае будет зависеть от квалификации сотрудников оператора (нужно же планировать своевременный апгрейд СХД), от финансового состояния оператора связи, от доступности или недоступности флешдисков или ЖД – намёк на санкции.

Если авторы формулировок в ПП и подписавшие этот документ всё это понимают и получается, что осознанно добавлены и утверждены перечисленные риски, отрицательно влияющие на качество борьбы с киберпреступлениями и прочими, то это как возможно? Похоже на вредительство. Если же все причастные к "рождению" документа, потратив почти 2 года, сочинили такого "уродца" и не видят последствий от своих рукотворных рисков, то за что они получают зарплату и почему они занимают те должности, которые занимают? В этом случае можно, наверное, говорить о профнепригодности.

В-третьих, изначально в "пакете Яровой" всё было привязано ко времени ("6 месяцев", "год", "три года"), так как был ориентир на продолжительность ОРМ, следствия, суда, т.е. на промежуток времени, когда сохранённая информация понадобится для какого-либо процесса или действия. В опубликованном ПП РФ этот подход дискредитирован.

2. Некоторым операторам радоваться тому, что опубликованный ПП РФ не требует чего-то сверхзатратного, не стоит. Дело в том, что в постановлении предусмотрено, что в любой момент до 1 декабря 2022 года Минкомсвязи и ФСБ могут внести в Правительство РФ предложения, изменяющие порядок, сроки и объёмы хранений сообщений пользователей услугами связи.

3. Когда принимался "пакет Яровой", в котором было обозначено 1 июля 2018 года, как дата начала продолжительного хранения голосовых, текстовых и иных сообщений, а также интернет-трафика, я был уверен в том, что это делается, в том числе с "привязкой" к футбольному международному турниру (ЧМ-2018). Опубликованное постановление правительства разрешает "нулевой объём хранения" пользовательского трафика примерно до 1 октября. Это фиаско...

Неверное утверждение в статье

Цитата из статьи: "Для операторов, оказывающих телематические услуги связи и услуги связи по передаче данных без голоса, обязанность сохранять исходящие и входящие сообщения пользователей наступит с 1 октября 2018 года, но за 30 суток до. То есть,  фактически, он должен начать накапливать информацию с 1 сентября 2018 года".

Утверждение автора про "должен начать накапливать информацию с 1 сентября 2018 года" неправильное, так как в п.6 ПП РФ №445 от 12 апреля 2018 года промежуток времени длительностью 30 суток "привязан" не к 1 октября 2018 года, а к "дате ввода технических средств накопления информации в эксплуатацию". Эта дата конкретизируется во время процедуры подписания акта ввода в эксплуатацию представителями оператора связи, ФСБ, Роскомнадзора.

Вряд ли эта дата будет одна и та же по всей России, предположу, что модернизацию/увеличение КБ планируется осуществить за время "нулевого хранения", то есть в  течение трёх месяцев в период с 1 июля 2018 года до 1 октября 2018 года, и по мере готовности будут подписываться акты ввода в эксплуатацию. Если моё предположение верно, то в мае-июне должны быть новости от производителей оборудования.

От редакции: если у вас есть чем поделиться с коллегами по отрасли, приглашаем к сотрудничеству
Ссылка на материал, для размещения на сторонних ресурсах
/news/newsline/101194/posle-prochteniya-stati-i-teksta-pp-rf-n445-ot-12-aprelya-2018.html

Обсудить на форуме

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Зарегистрироваться