vk_logo twitter_logo facebook_logo googleplus_logo youtube_logo telegram_logo telegram_logo

Вязь имён 4

Дата публикации: 22.02.2013
Количество просмотров: 6993
Автор:

В качестве эксперимента, мы решили расширить тематику публикуемых статей за счет фантастических произведений, написанных специально для нашего портала. Рассказ, который мы предлагаем вашему вниманию, был написан в рамках достаточно сложного редакционного задания. Поэтому, просим не судить слишком строго. Общий смысл задания сводится к описанию ситуации, в которой главный герой произведения попадает в прошлое и своими действиями оказывает влияние на происходящее в своем времени. Приятного пятничного чтения. :)

Утро началось, как всегда, «удачно» – в комнате перегорела единственная лампочка, и одеваться пришлось при свете тусклого фонарика с мобилки. В итоге Жанна не смогла как следует накраситься, и от этого чувствовала себя не в своей тарелке. Мысль намарафетиться на работе спасительной не являлась, потому как начальство было просто-таки «всевидящим оком Саурона», и ни на минуту не позволяло отлынивать от служебных обязанностей. К тому же шеф вообще грозился уволить Жанну, поскольку прибыльность салона мобильной связи, где она работала, неуклонно падала. Жанна вздохнула. Удачливой женщиной она себя не считала – расплывчатый возраст «тридцать с небольшим» мог рано или поздно перейти в «под сорок», а, кроме нелюбимой работы, болтливых семейных подружек и верного кота Тимофея, похвастаться Жанне было не чем.

Зато день Жанну порадовал – прошел без приключений и неожиданностей. Босс укатил в важную однодневную командировку – лично получить пистоны от вышестоящих боссов за падение месячной выручки до уровня плинтуса. Вредные посетители Жанне за день не попадались, а тот чудак, который больше часа просил «вот этот телефончик посмотреть» и «ту модельку попробовать» (причем с явным намерением все общупать, а потом заказать мобилку по Интернету), в счет не шел.

Под вечер на огонек заскочил сосед Макс. «По-дружески или как?» - обычно в этом месте вставляли свой любимый вопрос Жанкины подружки. «Чур меня от «или как»! – возмущенно отвечала им Жанна. – Он же программист!».

В ее устах это слово звучало большим оскорблением и означало тяжелый диагноз. Мнение свое Жанна формировала не по тем бродящим в сети анекдотам, которые рисуют образ сутулого и вечно небритого программера, а исходя из личного опыта. Последний раз, когда Жанна обращалась к «чужому» программисту (дело было еще до того, как Макс заселился в их дом), запомнился девушке особенно. По совету лучшей подруги (после этого случая Жанна разжаловала ее до просто «приятельницы»), она доверила «очень ответственному программисту» («кАзел», - как потом кричала на него Жанна) самое ценное и дорогое, что у нее было. С профилактики ее ноутбук вернули поцарапанным (так получилось), без блока питания (он у нас при тестировании сломался), с замусоренным вентиляционным отверстием (ноутбуки вашей модели плохо разбираются) и с недозакрученным винтиком на задней панели (какая, вообще, разница).

В общем, опыт был печальным. И если бы Макс не был ее соседом почти два года – так бы и остался стоять по ту сторону двери. Макс с порога протянул Жанне чехол, в котором, по-видимому, прятался ноутбук.

- Это для тебя.

- День рождения в апреле, - отрезала Жанна.

- Это для тебя, но с возвратом, - настаивал Макс.

Попытки общаться вслух в реальности Максу давались хуже, чем переписка в интернете, но Жанна быстро сообразила, в чем дело.

- Тебе ноут на тестирование принесли? - обрадовалась она.

- Йес, - кивнул Макс. - Эппловский.

Соседу подкидывали заказы на ремонт ноутов, и он особо интересные модели передавал Жанне. Нет, в «железе» она была ни в зуб ногой, но зато подрабатывала написанием обзорных статей, в основном на новые модели мобильников и ноутбуков. «Второй источник дохода – копирайт», - так описывала свой род занятий Жанна, небрежно роняя эту фразу в кругу своих милых, но далеких от интернета подруг. Приготовив чай и снабдив соседа бубликами, дабы не отвлекал ее разговорами, Жанна села напротив и принялась изучать ноут. Ведь в ее деле главное что? - проникнуться материалом, увидеть его воочию, воодушевиться, а всю лабуду типа технической спецификации она и в интернете найдет. Жанна тут же мысленно застрочила будущую статью: «стильный черный цвет (любой другой, впрочем, тоже был бы стильным), дизайн, выверенный до миллиметра, воплощение мечты делового успешного человека…». Да, материал получится отличный!

Откинув крышку, Жанна вывела ноутбук из гибернации.

- Что, по порносайтам лазил? – поинтересовалась она у Макса, увидев незакрытые вкладки браузера.

Сосед с бубликом во рту невыразительно замычал, то ли гневно отрицая, то ли довольно подтверждая.

- Разберемся, - махнула на него рукой Жанна и начала педантично, вкладка за вкладкой, жать на красные крестики, закрывая странички: погода в городе на завтра (пасмурно и снег), почтовик, сервер он-лайн фильмов – в общем, стандартный джентльменский набор. Так, а это что?

Она заинтересовалась вкладкой с адресом nag.ru («нагой сайт», как окрестила про себя Жанна), решив, что там она сможет почерпнуть материал как раз по части скучных цифр. Сайт был специализированный – по всякой нужной всячине для телекоммуникаций. Однако знакомые слова, к разочарованию Жанны, встречались редко, и если названия «конвертер», «коммутатор» и «маршрутизатор» она еще где-то слышала, то «блейд-система» ассоциировалась у Жанны только с блендером, а «кабельный стриппер» – с зеленым и квадратным крипером из игры «Майнкрафт». Макса спрашивать было бесполезно – он-то знает, что к чему, но обязательно устроит длинную лекцию по принципу «зачем просто, если можно сложно».

Жанна лишь успела сохранить эту вкладку на компьютер (вдруг пригодится), как тут, поперхнувшись бубликом, закашлялся Макс. Девушка быстро подскочила к нему и что есть силы начала колотить по спине. Кашлять сосед перестал, зато начал хрипеть и привставать со стула, при этом он сильно оперся о край видавшего виды кухонного стола. Тот в отместку начал заметно крениться под тяжестью Макса. Предвидя его, стола, неизбежное падение, Жанна быстро схватила ноутбук. Столик, словно дожидаясь этой последней капли неверия в его силы, крякнув напоследок ранее чиненной, а теперь повторно сломанной ножкой, завалился на бок, а вместе с ним не удержал равновесия и Макс. Падая, сосед свалился прямо на хозяйку квартиры, прижимавшую к груди драгоценную «мечту делового успешного человека». Для Жанны временно наступило затмение.

***

Услыхав какой-то шорох, Жанна открыла глаза. Тусклый свет не давал дополнительной информации кроме той, которую можно было раздобыть с помощью осязания, слуха и объекта мужских насмешек - женской интуиции. Одной рукой прижимая к себе ноут, другой Жанна нащупала дощатый деревянный пол. Ощущался запах старого дома. Чердак, что-ли? Жанна медленно встала. Привыкшие к полумраку глаза сощурились от яркого света. Это действительно был обычный чердак, но больше ничего обычного в сложившейся ситуации Жанна не увидела. Напротив нее, рядом с выключателем, стоял мужчина. Со стилетом в руке. О черт, показалось с перепугу, – всего лишь с кисточкой. Но мужчина! И чердак! Уже эти обстоятельства вызвали у Жанны желание закричать, но она смогла лишь прохрипеть, как будто это у нее, а не у Макса, в горле комом бублик стал.

- Где я? – просипела она.

- На чердаке, - ответил мужчина предельно вежливо.

Точность и бесполезность этих сведений привели бы Жанну к выводу, что перед ней стоит программист, но кисточка в руке у незнакомца настойчиво подталкивала ее к другому логическому умозаключению.

- Вы художник?

- Нет, просто люблю с кисточкой ходить.

Боковым зрением Жанна разглядела пару мольбертов с наброшенными на них покрывалами, разбросанные по полу тюбики краски, кофейный столик, на котором лежали яблоки такого вида, что впору было с них писать не аппетитный натюрморт, а иллюстрацию к эпитафии «В память о безвременно почивших фруктах»…

- Ну что, девушка, огляделись? Теперь рассказывайте, что делаете у меня в мастерской.

- Сама не знаю, - честно ответила Жанна.

В стрессовой ситуации бравада ей изменила, и наружу всплыла гадкая привычка оправдываться.

– Сижу я дома, никого не трогаю, - продолжала она, - зашел Макс с ноутом, мне для копирайта надо…

- Что такое рассказываете, не понятно, – перебил ее мужчина, - не русская, чай, будете?

- Чай буду, - обрадовалась Жанна. – Меня Жанной звать.

- Казимир Северинович, - представился художник. - Чай так чай, может, за чаем связно расскажете, что к чему, у меня ведь и воровать-то особо нечего, разве что картины.

- Да вы что! – Жанна всплеснула руками. - Я не воровка! Говорю же, Макс принес компьютер, поперхнулся бубликом, поломал стол – и вот я здесь.

В качестве подтверждения своих слов Жанна протянула мужчине ноут, поскольку другие доказательства, как-то Макс и бублики, сейчас предательски отсиживались, вернее отлеживались, где-то на ее кухне.

- С него все и началось.

- Это что еще такое? – удивился художник.

Жанна открыла ноут и на экране засветилась информация, сохраненная с сайта по телекоммуникациям. Мужчина протянул руки, но с таким выражением лица, что даже у великого копирайтера Жанны не нашлось красочных эпитетов и точных образов, чтобы описать отраженные в глазах художника странные эмоции. Поэтому Жанна неохотно передала ноут Казимиру, но как только она выпустила из рук «мечту успешного делового человека», все вокруг потемнело, и девушка опять отправилась искать свое сознание в пугающей темноте.

***

- Жан, хорош притворяться, ты меня пугаешь! Мало того, что мебель бракованную гостям подсовываешь, так еще и в обмороке разлеглась!

- Сейчас здесь кто-то получит, - Жанна, кряхтя, поднялась с пола. – И это будешь ты, Макс! Мало того, что поломал мой раритетный столик, так еще сверху на меня своей тушей падаешь! Ясен пень, женщина я мягкая и притягательная, но это еще не повод использовать меня в качестве матраца!

- Блииин! Извини, Жанка, я реально перепугался, ты как-то подозрительно долго на полу с закрытыми глазами валялась! Хоть я и сам чего-то на время отрубился…

Пока Макс продолжал рассказывать о своих переживаниях, Жанна смела веником осколки чашек, вытерла разлитый чай, подставила под сломанную ножку табурет, включила чайник и уселась на стул.

- Кошмар! В смысле, мне кошмар какой-то успел присниться, представляешь? Чердак, художник и гнилые яблоки.

Макс задумчиво посмотрел на Жанну: – Голова сильно кружится?

- Со мной все в порядке, - сказала Жанна и вдруг поняла, чего не хватает в ее кухонном интерьере – ноутбука.

- А где ноут, Жан? – вдруг проявил чудеса телепатии Макс.

Жанна сделала удивленные глаза.

- Где ноут, Жанна? - забеспокоился Макс. – Он же на столе был!

- Ноут проследовал маршрутом «стол – моя грудь – руки художника».

Макс подозрительно посмотрел на нее и резко сменил тактику.

- Ага, руки художника…. Чудненько. Домой мне пора, поздно уже, а ты ложись, отдыхай, до завтра авось полегчает. За ноут не переживай, успеешь найти, хозяин за ним в пятницу заедет. Ну, давай, пока!

Последние слова он кричал ей уже с лестничной площадки. Странные они все-таки, эти программисты.

***

На следующее утро с транспарантом «жрать хочу» Жанну на кухне встречал Тимофей.

- Не до тебя, вредное ты животное из семейства кошачьих, сама голодная, - буркнула она и тут вспомнила всю вчерашнюю историю.

- Может, это был просто сон? – с надеждой спросила голодного кота хозяйка.

Но столик кривовато опирался на табурет, и этому факту противопоставить было нечего. Безрезультатно поискав ноут на кухне, опаздывающая на работу Жанна отложила это дело на вечер.

По дороге на работу, не доезжая два квартала до ее остановки, поломалась маршрутка. Водитель флегматично пожал плечами, раздал пассажирам деньги за проезд и отправился ковыряться в моторе. Поломке транспорта Жанна даже обрадовалась – на работу она и так опаздывала, а теперь будет уважительная причина ее несвоевременной явки.

Жанна решила не ждать следующую маршрутку, ведь пешком выходило быстрее. Правда, ее скорость существенно снижал многокоржевой пирог, образовавшийся на асфальте - в нем слой «снег нападал» несколько раз чередовался со слоями «снег подтаял» и «песочек».

Через пару домов показалось ее любимое интернет-кафе, где она всегда заказывала аниме-капучино с причудливым рисунком на поверхности в виде Тоторо, персонажа мультика Миядзаки. Жанна как-то в шутку попросила изобразить ей на поверхности напитка ходячий замок Хаула, и бармен, отлично владеющий латте-артом, и глазом не моргнув, исполнил ее просьбу. Да… хорошее, уютное кафе, которое называется… которое называется… уж точно не «У Петровича»!

Жанна в ступоре встала у входа в любимое заведение, глядя на его вывеску.

Как же так? Неужели кафе закрылось? Но еще вчера в обеденный перерыв она сидела здесь с Лизкой! Жанна решительно толкнула дверь.

- Доброе утро! Вы сегодня у нас так рано, - приветствовала ее знакомая официантка.

Жанна огляделась.

- Да я на минутку, - сказала она. – Просто хотела узнать, зачем вы поменяли название?

- Название?

- Ну, вывеску сменили! На «У Петровича»!

- Кафе так называется со дня своего открытия, - удивилась официантка.

- А разве не «Wi-Fi Стайл»? – в ответ изумилась Жанна.

- Необычно звучит, - вежливо улыбнулась девушка. – Но, по-моему, «У Петровича» больше подходит. Может, все же зайдете? Мы вам приготовим ваш любимый кофе…

- Аниме-капучино? – улыбнулась Жанна.

- «Нибениме»-кофе, - так же мило в ответ улыбнулась официантка. – Да еще и свежих блинчиков подадим.

- Может, у меня и плохо с дикцией, - рассердилась Жанна. – Но это не повод насмехаться.

Она с гордым видом вышла из кафе. Настроение ее было испорчено, утренняя прогулка до работы, омрачавшаяся предвкушением встречи с боссом по классу «ужас-ужас», не улучшила ее расположение духа.

В магазине прямо с порога на нее спикировал недовольный начальник. Его обычное плохое настроение усугубляли полученные вчера от вышестоящего руководства пистоны.

Впрочем, Жанну, как объект для битья, он искренне был рад видеть. Шеф, которого Жанне всегда хотелось покусать, причем не самостоятельно, а с помощью злющего красноглазого бультерьера, решил начать свои издевательства издалека.

- Голуба моя, - принялся он, любуясь своим красноречием. – И что это мы плывем на работу, яко лебедушка, медленно и с достоинством перья распустив?

«Садюга», - подумала Жанна. Запыхавшаяся, она представляла собой то еще зрелище.

- Али тебе зарплата не мила, али коллектив не люб тебе? – продолжал шеф.

Жанна молчала.

- Али речи тебе мои не по сердцу?

Жанна молчала.

- Сделай милость, молви мне хоть одно словцо.

- А три не хочешь? Достал ты меня уже, чудовище косноязычное и кощей бессменный в одном флаконе!

- Уволю! – вмиг вернулся к обычному языку начальник.

- Прям сейчас? – обрадовалась Жанна.

- Еще чего, две недели бесплатно отработаешь! Рита, готовь бумаги! - метнулся в свой кабинет шеф.

Немая сцена продолжалась недолго. Коллеги обступили Жанну, и наперебой ее хвалили. Когда общий восторг сотрудников ей надоел, она предложила: «А давайте-ка все отсюда уволимся?». Вокруг нее сразу образовался вакуум.

У Жанны было волшебное, праздничное настроение, которое бывает лишь у человека, еще не осознавшего, что его полет – это не результат наличия крыльев за спиной, а просто временное следствие падения в пропасть.

К посетителю, зашедшему в салон продажи мобильных телефонов, она радостно кинулась навстречу.

- Доброе утро! Чем я могу вам помочь?

- Да вот, новый сотовый зашел купить, - ответил ей респектабельный мужчина весьма приятной наружности.

Жанна с готовностью взялась за дело:

- Какой бренд мобильного предпочитаете? «Элджи», «Сони», «Нокиа» или посмотрим на новинку от «Самсунга» релиза сентября?

- Стоп-стоп-стоп, - засмеялся мужчина. – Я хочу купить новую трубку!

- А я вам что предлагаю?

- Вам виднее, - опять засмеялся посетитель. – Но вы хоть бы товар свой изучили, прежде чем клиентов обслуживать!

- Товар я знаю отлично! - Жанна была в хорошем настроении, и решила сделать попытку номер два. – Так какого производителя телефонов вы предпочитаете?

- Сразу говорю, «Связного» не предлагайте, себе беру, не жене, инкрустация камнями не нужна, - ухмыльнулся мужчина. – Можно посмотреть трубки «Нашей сотки», но лучше сразу покажите модельный ряд «У аппарата».

- Э…, - замялась Жанна. - Простите, но сейчас их нет в наличии.

- Девушка, - мужчина начинал раздражаться. – Да вот же они, на главной витрине у вас стоят!

Он взял ее под локоть и подвел к стеллажу. Жанна уставилась на полки, где всегда красовались топовые модели, а сейчас стояли те, которая она видела впервые. Везде на ценниках значилась фирма-изготовитель «У аппарата».

- Ну, - мужчина решил взять дело в свои руки. – Мне нужен сотовый с солнечным электронакопителем, работающим даже в пасмурную погоду. Какая модель подходит?

- Э… - только и смогла произнести Жанна.

- Эй, парень, может, ты порасторопнее будешь? – тормозящая Жанна клиенту надоела, и он позвал другого консультанта.

Жанна стояла рядом и с отвисшей челюстью слушала, как ее коллега Игорек нахваливает клиенту отличную трубку-раскладушку псевдохамелеонной расцветки, которая, помимо доступа в сеть и проигрывателя музыки с темброблоком, имела гнезда-приспособленцы, улучшатель настроения и самоочищающийся тактильный экран.

В итоге, из магазина мужчина ушел довольный и с покупкой.

- Ну ты, Жанка, сегодня ваще даешь! - проводив клиента, подошел к ней Игорек.

- Что такое «улучшатель настроения»?

- Ну ваще! – лишь рассмеялся в ответ он и поспешил навстречу следующему покупателю.

Жанна в глубоком недоумении начала обходить магазин. Все мобильники были «сделаны в РФ», причем выглядели очень стильно и необычно. Единственным знакомым телефоном в магазине оказался пятый «айфон», звался он сотовым «яТруба» от фирмы «яБлочко»». Рекламные же буклеты сотовых напоминали кошмар филолога, которому выкрутили руки и заставили заменить все заимствованные из английского языка термины на их русскоязычные эквиваленты. Вскоре девушка решила, что либо вчера вечером она действительно сильно ударилась головой, либо с ума сошел весь мир вокруг.

Жанна подошла к Лизе, более-менее адекватной блондиночке, и утащила ее в уголок для серьезной беседы.

- Лизок, а что у нас сегодня – день русской словесности? Почему «Эппл» - «яБлочко»?

- Представитель завода-изготовителя на перевод «Огрызок» не согласился, – засмеялась Лизка.

- А все вокруг – тоже розыгрыш? Или миссия компании после конца света поменялась?

- Жан, извини, я вообще не пойму, о чем ты толкуешь?

Жанне надоел этот сумасшедший дом, и, набросив курточку, она выбежала на улицу в поисках свежего воздуха и здравого смысла. Там ее тоже ждали сюрпризы - новыми вывесками пестрели все заведения, содержащие ранее в названии хоть какое-то иностранное слово. Опасаясь, что может сегодня встретить людей с третьим глазом или зеленой кожей, уставшая от впечатлений Жанна быстро поймала маршрутку и отправилась домой.

***

- Это все из-за ноутбука? – спросила она с порога Тимофея.

Кот согласно мяукнул и тут же, испуганный, умчался в комнату под диван – дверной звонок надрывно разорвал тишину, повинуясь чьему-то настойчивому желанию средь бела дня увидеть Жанну.

- А, это ты, Макс.

- В мире черте что творится! – очень внятно объяснил суть своего прихода сосед.

- На кухню. Пить чай, - заявила Жанна.

- Я сразу понял, что что-то не так! – от бубликов Макс отмахнулся. - С утра не открывался ни один сайт! И как я «допер», что теперь только русскоязычные домены, сам не пойму… Я тыкнулся на какой-то форум, выяснить, что к чему, а там меня вмиг забанили за слово «окей»!

- Мать моя женщина! - только и смогла вымолвить Жанна.

Со слов Макса, выходило, что интернет работал, но звался исключительно сетью, нигде не фигурировали иностранные слова, к тому же изменения коснулись не только названий техники (Макс смотрел только то, что ему было ближе), но и ее конструкции. Российский рынок телекоммуникаций заполнили обновленные, по сравнению со вчерашним днем, товары; к тому же вся продукция была, за редким исключением, отечественных производителей.

- Держись за стул крепче, авось он понадежнее твоего стола будет, - предупредил Макс. – Оказывается, первая программируемая цифровая машина была построена в Союзе, каким-то Смирновым Алексеем Ксенофонтовичем в 37-м году!

- А… - раскрыла рот Жанна.

- Бе! Учи, Жанка, русский алфавит, теперь пригодиться. Ведь компутеры, мобилки, всемирная сетка – оказывается, наших рук дело! Только сейчас подумал, надо было узнать, кто на Луне первым потоптался… СССР, правда, как и в исходнике, распался…

Шокированная Жанна молчала.

- Нет, я, конечно, рад за страну, - продолжал взволнованный Макс, - но, блииин, знаешь как они процессор окрестили?

- Как? – прошептала девушка.

- Квадрат Малевича!

В этом месте своего рассказа сосед запнулся и посмотрел на Жанну:

- А ну-ка, расскажи подробней про своего художника! – потребовал он.

Жанна рассказала все, что вспомнила, о своем вчерашнем знакомстве.

- Ну, все ясно, - сказал Макс. – Скорее всего, ноут ты посеяла в прошлом, а не в параллельном мире, поскольку изменения мы наблюдаем в нашей действительности. Из-за сдвига временного континиума, произошло нарушение причинно-следственных связей, в итоге…

- Хорош гнать псевдонаучную чепуху! - рассердилась Жанна. - НФ я и без тебя в детстве читала! По делу говори!

- Во всем виноват ноут и твой Казимир! – заявил Макс. – Ты подсунула художнику комп, начиненный информацией с кучей непонятных терминов, и он, видать, сильно впечатлился… Неизвестно как, но это сильно повлияло на наше настоящее. И хоть ты, Жанка, и не познакомилась с Казимиром поближе, чуйка мне подсказывает, что фамилия у него была Малевич!

Жанна метнулась в комнату за своим ноутбуком, и вскоре они уже склонились над найденной в сети биографией знаменитого художника. И если автопортрет Малевича, написанный в стиле кубизма, еще мог вызвать у Жанны сомнения, то фото Казимира Севериновича подтверждало – на чердаке ей встретился именно он.

Жанна углубилась в чтение жизнеописания художника. Так, родился, женился, развелся – нет, это не то…участвовал, агитировал, нарисовал…

- Ух-ты, Жанка! - толкнул ее локтем Макс. - А что, Малевич, кроме черного квадрата, еще и белый нарисовал, и круги всякие? Интересно, эти картины существовали в первоначальной истории или он их потом, после встречи с тобой, написал? А че, вот этот красный овал запросто сойдет за портрет девушки из будущего! Ну глянь, Жан, разве он не похож на твое раскрасневшееся лицо? – вопрошал Макс.

Сосредоточенная Жанна дальше покрутила колесико у мыши. Ага… авангардизм, кубизм…поиск собственного стиля…супрематизм… Статьи в издательстве «Сегодняшний лубок»… Работа над декорациями к спектаклю «Мистерия-Буфф» Маяковского… знакомство с поэтом…тесная дружба…взаимное влияние на творчество…легендарный стих Маяковского «Мы не нагие», посвященный своему другу Малевичу.

Жанна лихорадочным кликом перешла по ссылке к стиху, название которого она впервые видела.

«Мы не нагие»
А вы
могли бы
свой рот не пачкать
в заморской каше?
Брось языку совать
слова
                   не наши!
К телу ближе
рубашка своя
                   - мы не нагие!
Русская речь,
простые слова
                  родные!

Далее шли рецензии, которые Жанна пролистала, и приводилась краткая историческая справка: «Данное стихотворение поэта сыграло большую роль в становлении русской классической словесности. Впервые оно было прочтено со сцены Матросского театра в декабре 1918 года. В январе 1919 года последовала его публикация в газете «Искусство коммуны». Строки посвящались «моему другу и защитнику русских слов» художнику Малевичу К.С. На VIII съезде РКП(б) 20 марта 1919 года с докладом «по вопросу русской речи» выступал В.В. Шмидт, цитировавший «Мы не нагие». В ходе своего выступления, он вскрывал вред «засилья буржуйской тарабарщины» и настаивал на принятии радикальных мер, как-то запрет на изучение иностранных языков и ликвидации печатных изданий зарубежных авторов. Радикальные призывы Шмидта поддержки не нашли, но в целом его инициатива была одобрена и привела к принятию резолюции «О русском языке». Ее идея заключалась в запрете употребления любых слов иностранного происхождения, кроме тех, которые уже использовались на тот момент. В феврале 1920 года был выпущен «Словарь разрешенных иностранных слов», над созданием которого, в числе прочих, работал и Маяковский».

- Блииин! – выдохнул Макс.

«Влияние стихотворения «Мы не нагие» на русский язык, и, как следствие, на менталитет россиян и их осознание себя как единой нации, до сих пор является темой изучения многих ученых».

Жанна с Максом переглянулись. На этом историческая справка заканчивалась, и они вернулись к биографии Малевича.

«В честь своего друга и вдохновителя, Маяковский призывал называть все вновь изобретенные приборы, у которых еще не существовало названия. Всплеск названий различных вещей и явлений в честь Казимира Малевича пришелся на первую половину 30-х гг., мода на них впоследствии периодически возвращалась.

В настоящее время употребительными названиями являются только «квадрат Малевича» и «круг Малевича»».

- И что нам теперь делать? – спросила Жанна.

Хотя вопрос был риторическим и предназначался Тимофею, ответить на него попытался Макс.

- Пожалуй, у меня все останется по-прежнему, ну разве что потрачу чуток времени и составлю себе технический переводной словарь… А так – как занимался квадратами Малевича, так и буду заниматься. А ты что будешь делать?

- Без понятия, – честно ответила Жанна. – Но в салон сотовой связи уж точно не вернусь.

***

С тех пор прошел почти год.

Творчество Малевича, которым Жанна заинтересовалась поневоле, девушке даже понравилось. Что-то родное она находила в его картинах, и схожесть его работ и характера Жанны заключалась отнюдь не в примитивизме.

- Мы связанны одним ноутбуком, - так заявляла Максу Жанна, сдружившаяся с ним на почве общей тайны.

Девушка даже съездила в Питер, в Эрмитаж, где была выставлена самая знаменитая картина художника. В выставочном зале у «Черного квадрата» Жанна простояла целый час, после чего у нее созрел план дальнейших действий.

Ее статья «Черный квадрат Малевича – геометрическая фигура или сенсация века?», опубликованная в журнале «Русское искусство», имела огромный резонанс, а, попросту говоря, наделала много шуму и сделала Жанну вмиг знаменитой. В своей статье она убедительно, с фактами и иллюстрациями, доказывала, что на картине Малевича «Черный квадрат» изображен вовсе не квадрат и даже не прямоугольник, а «ПЭВМ-2012» завода-изготовителя «яБлочко» (ранее знакомый Жанне как ноут, который притащил ей Макс). Возразить на доводы Жанны никто не смог: сходство было неоспоримым и вызывало лишь удивление - как же раньше его никто не заметил? Завистники-искусствоведы, правда, обвиняли Жанну в отсутствии художественного образования, а «братья по перу» - в хромающей стилистике, но девушка быстро запатентовала право первооткрывателя «второго слоя черного квадрата» и утерла всем нос. Макс же сделал какое-то важное усовершенствование в квадрате Малевича, доработку назвал «ромбом Малевича», и, выгодно продав права на нее, тоже зажил припеваючи.

Единственное, о чем потом жалела Жанна, была кличка подружкиной кошки. Раньше усатую звали красиво и оригинально – Флэшка, в этой же действительности она отзывалась на банальную «Мурку»…

От редакции: если у вас есть чем поделиться с коллегами по отрасли, приглашаем к сотрудничеству
Ссылка на материал, для размещения на сторонних ресурсах
/articles/article/22865/vyaz-im-n.html

Обсудить на форуме

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Зарегистрироваться