vk_logo twitter_logo facebook_logo googleplus_logo youtube_logo telegram_logo telegram_logo

Семейные ценности 14

Дата публикации: 29.09.2010
Количество просмотров: 8415
Автор:

Только мать знает, как страшно быть мамой. Страшно улыбаться протянутым навстречу ручкам и знать, что не можешь уберечь своего сына, не можешь спасти его ни от одной случайности этого страшного мира. "По крайней мере, я сделаю все что возможно", – так думала Ванесса, покупая кибер-маму перед выходом на работу.

– Интеллектуальная система "Кибер-мама" с модулем спутникового наблюдения за ребенком "Недремлющее око", с возможностью получения в реальном времени телеметрии объекта и трехмерного изображения окружающего пространства. Очень удобная услуга! – журчал обаятельный, слегка картавящий продавец. – Вы всегда видите, чем занимается ваш ребенок, изображение подается на экран, который можно замаскировать под часы, сотовый телефон. По достижении совершеннолетия услуга автоматически отключается.

– Да, да, – рассеянно соглашалась Ванесса, – сделайте мне под часы Breguet с большим экраном.

И она ни разу не пожалела о своей покупке. В тот момент Ванессе было сорок пять лет, ее карьера приближалась к зениту и она была востребована как никогда. Проводя селекторное совещание, Ванесса поглядывала достаточно ли дисциплинирована новая няня и съел ли кашу ее полуторагодовалый сынишка. Сидя на бесконечных душных совещаниях, или находясь в длительных разъездах, она просто опускала взгляд на часы и незаметно для окружающих оказывалась в маленьком светлом мире своего сына. В нем жили страшные жуки, и волшебные башни осыпались в розовой песочнице. Там не подозревали о грядущем слиянии двух концернов и не волновались за бизнес-план дочернего предприятия.

Постоянное наблюдение компенсировало ей тот факт, что они почти не видятся – когда она уходила, сын только вставал, а когда возвращалась – уже ложился. Работа отнимала много времени и все силы, и в выходные ей хотелось отдохнуть и повидаться с друзьями, да и, если быть совсем честной, Ванессе было скучно вживую общаться с ребенком. Он ныл, капризничал и не слушался. Ей требовалась вся ее железная воля, чтобы не прикрикивать на него каждые пять минут. Так они и жили: Ванесса издалека наблюдала, как растет сын, как меняются няни, учителя, друзья и увлечения.

Проблемы начались, когда неожиданно для нее он стал подростком. Ее не устраивало, что он слишком много времени проводит за компьютером, за какими-то глупыми стрелялками. Ей не нравилось, что на прошлой неделе он попробовал пиво в компании подозрительной молодежи с яркими кислотными волосами и татуировками. Он начал курить, и это было совсем, совсем неправильно! А когда ее сын проколол ухо, Ванесса срочно взяла внеплановый отпуск и взялась за воспитание сына лично. И если до этого момента железобетонная воля этой женщины крушила преграды лишь на работе, то теперь весь удар приняла их маленькая семья. Но ситуация, так просто выглядевшая с экрана часов, в жизни оказалось намного сложнее. Подросший сын смотрел исподлобья, грыз ногти и не здоровался за завтраком. Он продолжал курить тайком и каждую секунду норовил сбежать от ее облагораживающих лекций за компьютер.

Ванесса методично и четко вводила свои условия. Каждое утро за завтраком Ванесса терпеливо и красочно убеждала сына в необходимости взяться за ум и заняться чем-нибудь полезным для будущего. Кроме этого, компьютер сына был безжалостно очищен от всего, что не было связано с учебой, друзья поделены на агнцев и козлищ, личное время контролировалось посекундно. Сын, привыкший к профессиональной гуманности и доброжелательности приходящих воспитателей, принялся бунтовать, неумело и нагло. В ответ она заперла его в комнате и не давала телефон и компьютер до тех пор, пока он не согласился ходить в секцию бокса и вступить в молодежно-патриотический клуб "Серый медведь". Ванесса отвозила сына в колледж, потом на занятия, а затем к модному психотерапевту, который не столько решал внутренние проблемы, сколько назначал сильнодействующие препараты, от которых сын становился молчаливым, спокойным и очень, очень послушным. Она сломала его в течение нескольких месяцев и была очень довольна результатом.

– Главное  вовремя взять их в руки, – делилась позже Ванесса со своей подругой. – Решительно показать, что спуску не будет, и все!

Она вернулась к работе, но теперь уж не спускала взгляд с часов, готовая среагировать в любой момент. К счастью, это больше не понадобилось. Сын как будто повзрослел и стал жить интересной и насыщенной жизнью, которую Ванесса безоговорочно одобряла. Он всерьез занялся боксом, вступил в клуб патриотов при колледже и завел двух подружек. У Ванессы даже сформировалось что-то на вроде зависимости от кибер-няни: она постоянно смотрела на часы, чтобы знать, выбрали ли ее мальчика на чемпионат среди молодежи, и как он выкрутиться на вечеринке, куда приглашены обе его девушки.

В реальности сын с матерью почти не общался. Говорить им было не о чем: как идут дела сына, Ванесса знала и без того, для совместного отдыха у них были слишком разные интересы, а общих дел не было с годовалого возраста. В день совершеннолетия сын заявил, что хочет самостоятельности и уходит из дома. Ванесса сделала вид, что не вмешивается в его выбор. Она и на самом деле не переживала, потому что благодаря кибер-няне видела, что сын выбрал приличную комнату в хорошем районе. Кроме этого ее поджидала нечаянная радость: кибер-няня вовсе не отключилась, когда сыну исполнилось шестнадцать лет, и по-прежнему показывала, как он обустраивает комнату и готовится отмечать новоселье. Ванесса представить себе не могла причину такого сбоя программы, и радовалась каждому лишнему дню, позволяющему жить жизнью сына. Ее личная карьера тем временем шла на спад, все меньше тянуло выходить в людные места. Вечера она проводила лежа на диване, укрывшись до шеи пледом, и поглядывая одним глазом в телевизор, а другим на сына, который мужал год от года. Наблюдать за жизнью сына доставляло Ванессе огромное удовольствие. Он хорошо отучился в "Академии связи и инноваций", устроился в крупную компанию, у него появилась постоянная девушка и через пару лет они стали жить вместе.

Раза три в год они созванивались: поздравляли друг друга с днем рождения и рождеством. О личной встрече даже не заикались, и вовсе не потому, что была какая-то причина отказываться от них, просто в их семье это было не принято. Да Ванессе и не хотелось навязываться, из кибер-няни она знала, что выходные сын проводит в гольф-клубе, где заводит очень полезные знакомства, а на праздники ездит кататься на горных лыжах, где эти полезные знакомства поддерживает. Она с удовольствием смотрела на гибкое тренированное тело своего мальчика, когда тот ловко съезжал с горы, и надеялась, что заместитель министра по коммуникации заметит и поддержит молодого и талантливого специалиста.

В семьдесят пять лет она вышла на пенсию. Это был горький и радостный день. Горечь появилась от сознания, что ее жизнь закончилась, а радость, потому что в этот день родился ее внук. Об этом Ванесса тоже узнала из кибер-няни, и впервые ей пришла в голову мысль, что им с сыном неплохо было бы встретиться и начать общаться плотнее. Она нашла адрес в базе данных, и на следующий же день собралась навестить сына.

С трудом найдя дом в неожиданно грязном районе, она зашла в крошечную бесплатную комнатушку три на пять, какую мог получить любой совершеннолетний гражданин по достижении им совершеннолетия, и остановилась, с растерянностью глядя на незнакомого ей мужчину.

– В открытой жилищной базе ваш адрес указан как местожительство моего сына Нико Заппа, – суховато сказала Ванесса, пронзительно вглядываясь в смутно знакомое лицо.

– Мам, ты что, меня не узнала? – спросил мужчина, и Ванесса вздрогнула. В этом толстом оплывшем мужчине с нездоровым лицом и правда было что-то от ее сына. Странно сказать, но она узнала его по волосам, они-то не изменились за столько лет. Одет он был в грязные засаленные джинсы и несвежую майку.

– Как это понимать, Ник? – жестко спросила Ванесса. – Как понимать эту комнату? Где твоя жена? Вы что, поссорились? А как же мой внук?

– Какая жена? Я не женат. А в этой комнате живу последние пятнадцать лет, с тех пор как ушел из дома.

Ванесса молча поднесла к глазам экран теле-няни. На нем ее спортивный сын в белом костюме катил коляску по цветущей набережной.

– Как это? – спросила она непонятно кого. – Как так получилось?

Ник бережно взял Ванессу за запястье и заглянул в экран.

– Ого – сказал он. – Ты до сих пор следишь за моим поведением? Если бы я знал, то, конечно же, предупредил бы тебя.

– О чем? – оглушено спросила Ванесса и без спроса присела на шаткий стульчик.

– Мне всегда было неприятно, что ты следишь за мной…

– Не слежу, а наблюдаю, – машинально поправила Ванесса.

– Ну наблюдаешь, – Ник растерянно развел руками. – Помнишь, давным-давно ты заставляла меня ходить на бокс? А мне нравилось тогда программирование. Ну вот, когда мне надоело пропускать джебы на тренировках, я купил программульку, подключил ее в твои псевдочасы, вставил свои и твои параметры и все! Все, что ты видела дальше – была всего лишь саморазвивающаяся симуляция. Чтоб ты не беспокоилась.

– Не беспокоилась? – гневно вспыхнула Ванесса. – Как ты мог? Как ты мог помешать мне помочь тебе? Посмотри, во что ты превратил свою жизнь без меня? У тебя нет ни приличной работы, ни семьи!

– Ты чего, мам? – удивился Ник. – Все нормально, я вполне счастлив.

– Ты не можешь быть счастлив сидя один в этой конуре! – закричала Ванесса.

– Ну почему? – серьезно сказал сын. – У меня хорошие друзья и интересная работа…

Ванесса молчала – внутри ее все кипело от разочарования.

– Мам, я не хуже чем это искусственное изображение, – неожиданно сказал Ник. – Я просто другой, но я не хуже. Извини, что я раньше не попытался общаться вживую, я был мал и думал, что тебе это не надо.

Ванесса с удивлением посмотрела на сына.

– Мам, нам давно пора познакомиться, – Ник открыл объятья и двинулся к ней, дружелюбно улыбаясь.

Сердце Ванессы дрогнуло, когда она оказалась прижатой к широкой теплой груди. Вдыхая теплый незнакомый запах, она почувствовала, что ответственность за сына впервые снята с ее плеч.

– Я так боялся тебя, когда был маленький! – возбужденно тараторил Ник. – Мне так хотелось, чтоб ты меня похвалила. А сейчас я вижу, что тебе нужна моя забота, и я буду заботиться. Давай встретимся в воскресенье и сходим в кино? И посидим в кафе – я расскажу тебе о своей жизни, а ты о своей? И может быть, ты не будешь считать меня совсем уж пропащим человеком?

– Да, да, ты прав! – Ванесса совсем растрогалась. – Давай попробуем узнать друг друга на равных, как взрослые люди. – Она сняла часы и сунула их в карман пальто.

Ник вызвал такси и проводил ее, нежно обнимая за плечи. Ванесса ехала домой, и из глаз ее стекали редкие крупные слезы.

Все воскресенье шел проливной дождь. Ванесса ходила по комнате, озабоченно глядя на небо – приближалось время свидания с сыном. Надо бы отдохнуть перед дорогой, подумалось ей, и она прилегла на любимый диван, как обычно укрылась пледом до горла и включила телевизор. Через некоторое время она ощутила беспокойство – чего-то ей явно недоставало. "Ах да…"– растерянно догадалась она, помедлила, а затем все же встала и принесла часы, которые так и лежали в кармане пальто. Одним глазом она смотрела в телевизор, а другим поглядывала на экран, где ее сын выбирал новый белоснежный пиджак. Она немного задремала, и не сразу проснулась от телефонного звонка. Сработал сигнал автоответчика, и в комнате повис густой голос Ника.

– Мам, ты выехала? Я на месте и жду тебя уже полчаса. Тут идет сильный дождь, я вымок…

Ванесса приподнялась и отключила телефон. Вот теперь все было хорошо, снова все было хорошо.

От редакции: если у вас есть чем поделиться с коллегами по отрасли, приглашаем к сотрудничеству
Ссылка на материал, для размещения на сторонних ресурсах
/konkursy/aelita-2010/19704/-semeynyie-tsennosti.html

Обсудить на форуме

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Зарегистрироваться