vk_logo twitter_logo facebook_logo googleplus_logo youtube_logo telegram_logo telegram_logo

#383 АИСТ из уездного города 3

Дата публикации: 09.10.2009
Количество просмотров: 9709

 АИСТ из уездного города

АИСТ, пожалуй, один из самых необычных региональных провайдеров в России. Кто еще строился в 90-е годы, но не органически, а сразу по продуманному и масштабному плану? Кто еще после дефолта 1998 г. смог заполучить Европейский банк реконструкции и развития в стратегические партнеры и акционеры? Кто еще из альтернативщиков смог накрыть wi-fi территорию крупного города? Кто из региональных провайдеров открыл собственные дата-центры? Возможно, что по отдельным «фишкам» конкурент «АИСТу» найдется. Но на все сразу – вряд ли.

Истории АИСТа на nag.ru.


АИСТ-вход

Муниципальный Start Up

В 1996 г. уровень телефонной плотности в Тольятти был один из самых низких в России. Не то чтобы связи не было совсем. Необходимая инфраструктура присутствовала - но только в кварталах, построенных в советское время. Новые микрорайоны города оставались без связи. Теоретически новостройками должен был заниматься самарский «Связьинформ», но на практике структура не успевала за спросом. Просто приобрести домашний телефон было нельзя, а очередь на установку состояла из десятков тысяч горожан и двигалась крайне медленно. Для готовых заплатить на «черном рынке» решение вопроса стоило порядка $2 тыс. Поэтому количество телефонов росло медленно, а вот число желающих прибывало ударными темпами. Показатели телефонизации в Тольятти упали до 12 телефонов на 100 семей (54/100 на тот момент было в Москве и 20/100 в областном центре Самаре). В городскую администрацию полетели жалобы жителей новых кварталов. Так вопрос сам собой оказался на столе у мэра города Сергея Жилкина.

Впрочем, в этом не было ничего особенного, телефонная проблема была актуальной для огромного числа городов России 90-х. Она породила целую когорту связистов-предпринимателей, а также прикидывающихся ими аферистов.

Александр Сергиенко, генеральный директор АИСТа, вспоминает:
По городским администрациям ездило много ходоков-коробейников из Москвы и ближнего/дальнего зарубежья. Все они обещали сделать прорыв в области телефонизации. Варили в провинции лапшу и собирали деньги, а потом, как правило, пропадали. Например, очень известны были люди из некой компании «Калита-Телеком», обещавшей решить все проблемы и сразу! О них я был наслышан даже в Министерстве связи, когда АИСТ получал лицензии.

Александр Сергиенко,  генеральный директор компании АИСТ

В тольяттинской администрации «коробейников» ждала неудача. После непродолжительных консультаций и городская дума, и мэрия единодушно согласились решать задачу по телефонизации в рамках города силами «местной команды».

При Сергее Жилкине наиболее близкой к городской администрации командой бизнесменов была корпорация «АДА». Ее структуры занимались различными доходными делами, в том числе посредничеством при бартерных расчетах между АвтоВАЗом и муниципалитетом, строительством зданий, поставками на автозавод, и т.д. У группы даже был свой банк, КБ «Потенциал». Генеральным директором финансово-строительной корпорации «АДА», одной из компании входившей в группу, являлся депутат гордумы Игорь Борисов, а председателем совета директоров - влиятельный предприниматель Владимир Кожухов.

Эта бизнес-группа взялась за решение телефонного вопроса в городе. 16 июля 1996 г. ФСК АДА вместе с КБ «Потенциал» выступила учредителем ЗАО «Ассоциация информационных сетей Тольятти» (сокращенно ЗАО «АИСТ»), оставив себе 56% акций. Остальные 44% были распределены между физлицами – сотрудниками компании и менеджерами «Ады». Мэр города Сергей Жилкин и вице-мэр Владимир Ягутян появились в составе акционеров лишь после окончания срока своих полномочий в 2000г. Новообразованную структуру возглавил гендиректор ФСК «АДА» Игорь Борисов.

Игорь Борисов, председатель совета директоров компании АИСТ

Тем временем, в муниципалитете была разработана и принята городская целевая программа по телефонизации льготных категорий граждан. Ее оператором стал АИСТ (и оставался единственным партнером мэрии несколько лет). Компания начала включать новые телефоны с применением радиотехнологии стандарта Dect. Было установлено 6 базовых станций. Стоимость подключения городского телефона для горожан определили ровно в два раза ниже, чем цены на «черном рынке», $1 тыс. АИСТ успешно продал первую партию из 500 телефонов. Затем настало время для более решительных действий и строительства сетей.

Сделка с Ericsson

Телефонная инфраструктура в Тольятти жила и эволюционировала, в основном, от потребностей крупных предприятий. Первые участки появились в Шлюзовом районе одновременно со строительством волжской ГЭС. Позднее в Автозаводском районе растянулись вазовские сети, а в Центральном районе – «химические». Вместе эти сети образовывали «паутину», где каждая станция была связана с каждой. А управлялась система сотрудниками городского узла электросвязи. Встраиваться в такую паутину было неудобно.

Александр Сергиенко:
Оператор-монополист Связьинформ Самарской области, не желая пускать конкурента на рынок, выдал сложные тех.условия: подключаться надо было сразу ко всем 17 АТС Тольятти. Расстояние между некоторыми из них превышало 30 километров. Однако расчет монополиста на то, что такие ТУ отпугнут новичков, не оправдался.

Имея на руках программу телефонизации инвалидов и ветеранов стоимостью несколько десятков миллионов рублей в год, телефонный дефицит и большие планы на будущее, руководители АИСТа решили не мелочиться, а сразу построить масштабную опорную сеть.

АИСТ заключил крупную сделку со шведской корпорацией Ericsson. Их привлекли как поставщика оборудования (Ericsson Enterprise), проектного решения (Ericsson Global Project) и финансов. Ericsson Finance выдал товарный кредит на оборудование суммой в $10 млн.

Получив 20% предоплату, специалисты Ericsson работали в Тольятти последовательно и вдумчиво, «под ключ». Ключевая проектная группа из Стокгольма провела в Автограде около года. А всего за это время нанесли визит более полутора сотен специалистов Ericsson из его подразделений в Турции, США, Малайзии и т.д. В итоге проект был реализован в виде 100-километрового оптоволоконного кольца (первого в регионе!), опорной транспортной SDH-сети, а также подробного плана развития инфраструктуры, базировавшегося на исследованиях рынка и маркетинговых заготовках Ericsson Global Project. На начальном этапе планировалось развертывание более широкой радиосети стандарта DECT (позднее DECT-телефоны поставили 3000 льготников).

Технологию представили с большой помпой, при собрании журналистов, представителей областных и городских властей, директоров корпорации Ericsson и прочих заинтересованных лиц. По тем временам качество связи удивляло. Соединение происходило сразу после набора номера, не было тикания диска на том конце провода. Конечно, это произвело впечатление на всех.

1998: Долг на $9 млн.

Радость длилась недолго. «Связьинформ», единолично ведавший административными вопросами в сфере связи, снова затормозил выход компании на рынок. По словам Александра Сергиенко, альтернативному оператору связи не давали присоединяться к сетям, не согласовывали сдачу АТС и номерной емкости. Бюрократические «танцы с бубном» продлились более года. Задержка существенно сдвинула сроки реализации бизнес-плана, разработанного совместно с Ericsson с расчетом на скорейшее погашение кредита. Ситуация вызвала вопросы в шведской штаб-квартире.

А когда оператор, наконец, вышел на рынок, наступил памятный августовский дефолт 1998 г. Курс доллара начал быстро меняться и к концу года вырос с 6 до 24 рублей за доллар. Соответственно, размер выплат по кредиту, которые АИСТ мог делать в соответствии со своим бизнес-планом, упал в несколько раз. Плюс падение спроса, случившееся после фиксации АИСТом цен на свои телефоны в у.е. Имея на руках $9 млн. непогашенных долгов без возможности рассчитаться, оператор оказался на грани банкротства.

Игорь Борисов, председатель совета директоров компании АИСТ

Мало этого, АИСТ втянули в корпоративную войну. После основания телефонной компании Игорь Борисов отделился от Владимира Кожухова и сосредоточил свои усилия на управлении этим новым бизнесом. Детали разрыва отношений остались за скобками, но известно, что Владимир Кожухов развернул кампанию по установлению контроля над АИСТом. Он инициировал переговоры с Ericsson о заключении договора цессии долгов. Став главным кредитором, глава группы «АДА» мог бы диктовать АИСТу условия или обанкротить его.

Фактически судьба компании попала в 100%-ную зависимость от решений шведских партнеров. Они могли поосторожничать: зафиксировать свои убытки на определенном уровне, продав долги или взыскав оборудование в залоге. Либо, рискуя потерять все, довериться российским управленцам АИСТа и дождаться выхода из пике.

Шведское доверие за $10 тыс. в мес.

В этой ситуации справляться руководству АИСТа пришлось самостоятельно, уже без поддержки горадминистрации. Игорь Борисов к этому времени уступил оперативное управление и пост гендиректора Александру Сергиенко, а сам стал председателем совета директоров и полностью сосредоточился на стратегии.

В переговорах со шведской штаб-квартирой Ericsson менеджеры подчеркивали, что вывезти из Тольятти оборудование – значит потерять все: любые доходы от перепродажи АТС «съест» транспортировка и демонтаж. С другой стороны, если позволить АИСТу работать и реструктуризировать долги, рано или поздно он рассчитается по всем своим обязательствам. Раз в неделю руководители АИСТа направляли в Стокгольм подробный отчет о доходах компании. Раз в месяц – $10 тыс. в качестве взноса по кредиту.

Александр Сергиенко: Мы всячески показывали партнерам, что не опустили руки, продолжаем работать, строить сеть и подключать клиентов. Каждый день на планерке все, что мы получали, делили «на трое»: текущая деятельность, зарплата, выплаты Ericsson. В конце 1998 г. к нам прислали группу из Стокгольма, чтобы провести независимый аудит. Приехав в Тольятти, они удивились: свет горит в офисе, оборудование мигает, ходят люди в халатах. Выяснилось, что по дороге в Россию они думали - все в разрухе и руинах: окна повыбиты, ветер гуляет. Максимум – найдут пару управленцев, которые будут рассказывать, что все оборудование мыши растянули. Такое тогда было страшное впечатление о кризисе в России из-за репортажей CNN.

Полный доступ к информации и близкое знакомство шведов с АИСТом (в конце концов, они участвовали в разработке плана развития компании и строительстве сети) принесли свои плоды – Ericsson решил, что коней на переправе не меняют и дал отсрочку по кредиту. Менеджеры АИСТа воспользовались ей, чтобы найти нового инвестора, согласного участвовать в дальнейшем развитии проекта и готового погасить часть долга в обмен на долю в компании. В Тольятти и Самаре приемлемых вариантов не обнаружилось, как в принципе и в столице.

Александр Сергиенко:
Еще не осел дым после пожара, руины не остыли, а мы бегали по полю боя в поисках «живого блиндажа»… Российские финансовые институты после пира с ГКО испытывали глубокое похмелье и, по сути, не были готовы к инвестициям в реальный сектор экономики. В итоге фокус внимания был смещен в сторону западных инвестструктур.

К концу года замаячила хорошая перспектива: Нижневолжский венчурный фонд Европейского банка реконструкции и развития. К началу 1999 г., несмотря на исключительно осторожную политику ЕБРР после дефолта, АИСТ успешно прошел отбор в проекты получивших финансирование ЕБРР.

ЕБРР предоставил $3,3 млн. в рамках инвестиционного соглашения и кредитного договора, залогом выступили акции компании. Вхождение ЕБРР в состав акционеров состоялось намного позже, в сентябре 2002 года. Но уже в 1999 г. появление крупного финансового бренда, поддерживающего АИСТ, решило проблемы с реструктуризацией долгов и позволило достроить сети.

Несмотря на эти успехи, ситуация оставалась крайне тяжелой. По бухгалтерским данным в 1999 г. оператор из-за обесценивания рубля потерял на курсовой разнице порядка 155 млн. руб. и получил 121 млн. балансовых убытков. Пожалуй, это было финансовое «дно» компании.

Корпоративные войны за оператора связи

Следующие несколько лет прошли под знаком корпоративных войн, в которых был задействован широкий спектр ресурсов. АИСТ регулярно проверяли различные ведомства, между группой Владимира Кожухова и оператором связи началось несколько судов, в местных газетах выходили разнонаправленные публикации. В противостояние оказались вовлечены даже политические структуры: движение «Единство», отделения партий ЛДПР и СПС. Вопрос несколько раз поднимался даже в Госдуме РФ.

Апофеозом противостояния стал суд с банком «Потенциал» (его акционером являлся Владимир Кожухов) за помещения, в которых размещался головной офис и АТС АИСТа. Упрощенно тяжбу можно представить так: у построенного корпорацией «АДА» здания Городского делового центра оказалось сразу несколько собственников - бывших дольщиков, каждый из которых представил свои правоустанавливающие документы: банк, оператор и Министерство по налогам и сборам. Сначала выигрывал «Потенциал» - договор простого товарищества, представленный АИСТом, был признан подделкой, а на Игоря Борисова, чья подпись стояла на документе, заведено уголовное дело. 30 сентября 2003 года Автозаводский районный суд признал его виновным и приговорил к 5 годам лишения свободы.


Здание. Офис компании АИСТ стал одним из очагов корпоративного конфликта.

В этот момент ход дела развернулся. Сначала решением арбитражного суда основным собственником спорного здания было признано государство (а «Потенциал» исчез из числа владельцев), а затем, уже в ноябре, в Самарском областном суде Игоря Борисова оправдали «за отсутствием состава преступления».

Далее разбирательство продолжалось только между АИСТом и налоговым ведомством. Оно растянулось до августа 2006 г. и закончилось мировым соглашением, согласно которому оператор связи и МНС договорились о 50%-ных правах на здание. Удивительно, но по документам на тот момент офисный центр еще не был сдан в эксплуатацию.

От dial-up к Wi-Fi

В 2004 году выручка АИСТа начала «крениться» в сторону услуг доступа в интернет. К этому времени имевшиеся в ассортименте оператора технологии: dial-up, radio-Ethernet на базе оборудования Aironet и выделенные линии уже приносили существенную долю дохода. Модемный пул у АИСТа был одним из самых больших в городе, а магистральный канал на Самару — один из самых широких. Но технология устаревала. Качество не спасали ни call back, ни что-либо иное.

Было решено двигать в массы интернет быстрее. Первым экспериментом стала ADSL-программа с хемингуэевским названием «Прощай, диал-ап!», стартовавшая сначала для юридических лиц, затем, в 2004 г., для «физиков». Подключения по ADSL на этом этапе не были массовыми, а конкуренты не дремали и тоже развивали эту технологию.

Поэтому в мае 2005-го АИСТ сделал неожиданный ход: запустил программу «Тольятти – территория Wi-Fi», и установил по городу более 140 хотспотов, обеспечив покрытие даже в спальных районах. Для региональных провайдеров это была невиданная практика. Фактически, в 2005 г. в Тольятти сделали то, что сейчас можно видеть разве что в Москве — масштабное покрытие Wi-Fi. На сайте АИСТа вывесили карту хотспотов, новые передатчики ставили везде, где набиралось несколько желающих абонентов. Модемы продавали по сниженной цене благодаря комплексной программе с D-Link и местной компьютерной розницей.

Александр Сергиенко:
К нам для сертификации беспроводной сети приехал специалист Intel с опечатанным ноутбуком. Увидев зону покрытия, он очень удивился: «В аэропорту — понятно, гостинице — понятно, в офисном центре — понятно. Но зачем в спальных микрорайонах?». Мы ему отвечаем: «Как зачем? Скорость! Она в разы выше того что мог дать dial-up».

Несмотря на все усилия, хитом необычный проект не стал. Поэтому домашние пользователи выбирали более надежный в условиях городской застройки ADSL, либо оставались на дешевом диал-апе, так как тяжелый контент из интернета качать еще не привыкли. А мобильных пользователей с ноутбуками в Тольятти было недостаточно, чтобы окупить сеть. В 2006 г. розничную Wi-Fi-программу постепенно АИСТ свернул, хотспоты, по большей части, демонтировали и переориентировали на сдачу в аренду юрлицам. Позднее розничную программу назвали «этапом знакомства с услугой и ее продвижения».

Несколько позже, в сентябре 2005 г., АИСТ вывел на рынок Тольятти услугу высокоскоростного доступа в интернет по технологии Fast Ethernet. Первое время продукт назывался «Гольфстрим», а в его рекламе постоянно фигурировали летающие слоны («Все летает»). С запуском ethernet-проекта телефонный этап развития АИСТа закончился, и началась новая жизнь стандарта Ip.

Акции уходят американцам

Средства на развитие FttB-сети для ethernet-проекта дал ЕБРР и привлеченные им институциональные инвесторы. Тольяттинские акционеры за это дорого заплатили — им пришлось уступить банку контрольный пакет в фирме. После выкупа акций американским инвестфондом Russia Partners и Международной финансовой корпорацией от команды из 21 местного владельца АИСТа осталось 9 миноритариев, остальные продали свои пакеты.

Александр Сергиенко:
Можно оставаться владельцем киоска всю жизнь, но лучше стать 2% владельцем, например, сети супермаркетов…

С новообретенными финансами стратегия и инвест-программа АИСТа преобразились. Компания должна была стать крупным оператором в ПФО, чтобы впоследствии иностранные инвесторы смогли с выгодой продать свои пакеты. Бизнес-модель выглядела ясной, а все рыночные тренды ей способствовали. В регионах шел вал подключений к ШПД, Fast Ethernet стал практически главным стандартом для альтернативных операторов. Менеджеры АИСТа съездили посмотреть на действующего московского оператора «Искрателеком», планировавшегося к приобретению инвестфондами ЕБРР. Часть идей «Искры» использовали при строительстве бизнеса в Самаре.

К началу активного этапа выхода на самарский рынок АИСТ представлял собой уже более-менее традиционного ethernet-оператора. Новая технологическая платформа позволяла оказывать услуги Triple Play, «последнюю милю» строили в стандарте FttB, изменился по рыночной моде даже внешний вид фирмы: АИСТ ребрендировал свои сине-красные шашечки «телефонной компании» на желтые и оранжевые цвета.

Самарская интервенция

Строительство началось одновременно в Октябрьском и Советском районах. Параллельно АИСТ приценивался к местным операторам с опорной сетью по городу. Сначала рассматривался «Самара-Интернет», АИСТ провел в фирме аудит, но потом от этого варианта отказался и 21 сентября 2007 г. купил менее крупного (и дорогого) оператора «Полярную звезду», у которой кроме опорной сети и базы клиентов, была еще и сеть хотспотов Wi-Fi. Аналитики оценили эту сделку в $1-1,2 млн.

Александр Сергиенко:
«Полярная звезда» была нужна для входа на рынок. У нее был свой круг корпоративных клиентов, готовая радиосеть… Цена актива на тот момент соответствовала нашим мироощущениям.

Весь 2007 год АИСТ инвестировал в инфраструктуру: новую АТС, узел связи и серверную площадку «Теле-Хаус». Этот небольшой дата-центр стоимостью около $1,5 млн. больше чем наполовину заполнили собственным оборудованием, а остальные площади отвели под услуги размещения серверов. Такой же объект позднее открылся в Тольятти, а сеть между двумя городами была объединена.


ЦОД компании больше чем на половину
заполнен собственным оборудованием

Значительные средства тратились и на рекламную кампанию — фотомодели АИСТа в оранжевых очках красовались на трамваях и остановках. В итоге, этими стараниями к концу 2007 г. у оператора было около 5 тыс. абонентов в областном центре.

Поволжские перспективы

Дальше Самары, однако, дело не пошло. Летом 2007 г., следуя своей стратегии поволжского оператора, АИСТ получил лицензии на 5 регионов в ПФО: Ульяновскую, Саратовскую, Пензенскую, Оренбургскую и Волгоградскую области (услуги передачи данных, предоставления каналов связи, местной телефонной связи и телематические услуги). По условиям лицензионного соглашения услуги необходимо было начать оказывать до августа 2009 г. Сначала АИСТ намеревался строить сеть в этих регионах, затем переориентировался на покупку местных операторов. Ни одной сделки за пределами Самарской области за 2008 год так и не состоялось, затем наступил кризис, а потом и август - 2009. В итоге, от экспансии в Поволжье пришлось отказаться. Компания сосредоточила все ресурсы на Самаре.

Сейчас АИСТ заметен в Самаре, но не является лидером по числу абонентов. Тем временем конкуренция крепчает — к борьбе за Ethernet-розницу подключились «Вымпелком» и «ТрансТелеКом». А «ЭР-Телеком» в постоянных попытках накачать абонентскую базу сбивает тарифы...

Вопрос о будущем АИСТа и продаже стратегическому инвестору уже не раз звучал в прессе. В 2006 г. пакетом ЕБРР интересовался Golden Telecom, в докризисном 2008 г. — «Комстар ОТС» (его самарское подразделение уникально — работает только с юридическими лицами). Но с последних переговоров прошло немало времени, а ситуация поменялась мало. Александр Сергиенко поясняет, что инвесторы компании не торопятся реализовывать свой актив и готовы ждать. Этим компания и живет сегодня.

Константин Дранч

От редакции: если у вас есть чем поделиться с коллегами по отрасли, приглашаем к сотрудничеству
Ссылка на материал, для размещения на сторонних ресурсах
/articles/reviews/16713/aist-iz-uezdnogo-goroda.html

Комментарии:(3) комментировать

23 января 2010 - 20:22
Navu:
#1

АИСТ, пожалуй, один из самых необычных региональных провайдеров в России. Кто еще строился в 90-е годы, но не органически, а сразу по продуманному и масштабному плану? Кто еще после дефолта 1998 г. смог заполучить Европейский банк реконструкции и развития в стратегические партнеры и акционеры? Кто еще из альтернативщиков смог накрыть wi-fi территорию крупного города? Кто из региональных провайдеров открыл собственные дата-центры? Возможно, что по отдельным «фишкам» конкурент «АИСТу» найдется. Но на все сразу – вряд ли.

Полный текст новости


23 января 2010 - 20:22
Гость_Дмитрий_:
#2

Хотелось бы сказать что "Аист", купив "Полярную звезду", абсолютно не занимался развитием и рекламой wifi-хотспотов доставшихся им. Более того они постепенно тихо без заявлений были отключены, пользователи остались без связи. Непонятный провайдер.


30 августа 2010 - 11:26
Гость_dude1phoenix_:
#3

Прошло время и Wi-Fi в Самаре вернулся, причем с новым масштабом.


Обсудить на форуме

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Зарегистрироваться