vk_logo twitter_logo facebook_logo googleplus_logo youtube_logo telegram_logo telegram_logo

#185 Правосвязие инфокоммуникаций. Введение (продолжение)

Дата публикации: 12.07.2004
Количество просмотров: 3486

Правосвязие Инфокоммуникаций. Продолжение.

Напоминаю, что данным выпуском продолжена серия статей Антона Богатова, посвященных правовым вопросам домашних сетей. Материал идет "параллельно" с остальными обзорами, поэтому стрелочка "назад" приведет на привычный выпуск от #184 от 05 июля.

 


Материальное и процессуальное право

Следует различать материальные и процессуальные аспекты правоотношений. Под материальной нормой понимается установление прав и обязанностей субъектов права, а процессуальная норма определяет порядок установления и осуществления прав и обязанностей.

Например, требования к лицензиатам, выполнение которых является обязательным для получения лицензии, относятся к материальным нормам, а порядок представления и рассмотрения заявлений на выдачу лицензий - к процессуальным нормам.

Несоблюдение как материальных, так и процессуальных норм влечет недействительность соответствующих решений. С другой стороны, суд может признать нарушение процессуальных требований несущественным и не имеющим правовых последствий. Впрочем, суд вправе принять аналогичное решение и в отношении материальных вопросов, поскольку именно суд в России осуществляет толкование законодательства, как по форме, так и по существу логики законодателя.

Участники правоотношений: лица

Теперь вернемся к вопросу о классификации и особенностях юридических лиц различной организационно-правовой формы. (Напомним, что статус юридического лица возникает после государственной регистрации организации в органах налоговой службы России) Гражданское законодательство выделяет два класса юрлиц - коммерческие и некоммерческие организации (ст. 50 ГК РФ) в зависимости от основной цели деятельности, зафиксированной в уставе.

Коммерческие организации создаются с целью извлечения прибыли, то есть предпринимательской деятельности и распределения полученной прибыли между учредителями. Коммерческие организации, за исключением унитарных предприятий обладают общей правоспособностью, то есть вправе осуществлять любой вид предпринимательской деятельности, даже если устав организации специально не предусматривает какого - либо вида деятельности (п. 1 ст. 49 ГК РФ)

В отличие от коммерческих, некоммерческие организации не имеют извлечение прибыли в качестве основной цели и не распределяют полученную прибыль между учредителями (ст. 50 ГК РФ). Некоммерческие организации вправе заниматься предпринимательской деятельностью лишь поскольку это служит достижению целей, ради которых они созданы и только, если эти виды деятельности прямо указаны в учредительных документах организации. Юристы называют такой статус некоммерческих организаций "специальной правоспособностью", в отличие от общей правоспособности коммерческих организаций.

Собственно, различие правового положения некоммерческих и коммерческих организаций этим и исчерпывается - никаких специальных льгот некоммерческие организации не имеют, разве кроме возможности не относить членские взносы и пожертвования на прибыль и не уплачивать с них налог на прибыль и НДС. Если некоммерческая организация занимается предпринимательской деятельностью, например - оказывает услуги связи, то такая деятельность регулируется в том же порядке, что и деятельность коммерческих организаций, включая требования лицензирования, специального порядка приемки в эксплуатацию объектов связи и так далее.

Коммерческие организации создаются в различных организационно-правовых формах (приведем только наиболее распространенные)

 

  • Общество с ограниченной ответственностью (см. ст. 87 - 94 ГК, Федеральный закон "Об обществах с ограниченной ответственностью" от 08.02.1998 № 14-ФЗ). ООО учреждается одним или несколькими лицами, уставный капитал разделен на доли, пропорциональные вкладу каждого из учредителей, которые не несут ответственности по обязательствам общества и несут риск убытков, связанных с деятельностью общества в пределах стоимости внесенных ими вкладов в уставный капитал. Заметим, что ООО не может иметь в качестве единственного участника другое хозяйственное общество, состоящее из одного лица (п. 2 ст. 88 ГК), то есть единственный учредитель не может создать бесконечную цепочку последовательно учрежденных ООО. Учредительными документами ООО являются Учредительный договор или Решение учредителя о создании общества, а также Устав. Прибыль общества распределяется между участниками пропорционально вкладу каждого из них в уставный капитал. Порядок наследования долей в уставном капитале ООО определяется его Уставом.

     

  • Акционерное общество (см. ст. 96-104 ГК, Федеральный закон "Об акционерных обществах" от 26.12.1995 № 208-ФЗ). Акционерным обществом (АО) признается хозяйственное общество, уставный капитал которого разделен на определенное число акций, при этом акционеры (участники) акционерного общества не отвечают по его обязательствам и несут риск убытков, связанных с деятельностью общества в пределах стоимости принадлежащих им акций. Акционерные общества создаются в двух формах (ст. 97 ГК): АО, акционеры которого вправе в любой момент продавать принадлежащие им акции, называется "открытым" (ОАО), если же акции распределяются исключительно среди заранее определенного круга лиц, такое АО называется "закрытым" (ЗАО). Надо заметить, что при продаже (но не при дарении) акций ЗАО, другие акционеры пользуются преимущественным правом выкупа акций по той же цене.

     

  • Государственные унитарные предприятия (см. ст. 113 - 115 ГК). Унитарным предприятием признается коммерческая организация, не наделенная правом собственности на закрепленное за ней собственником имущество. В форме унитарных предприятий могут создаваться только государственные и муниципальные предприятия, поэтому мы упоминаем о них только в связи с распространенными заблуждениями о статусе ГУПов. В частности, ФГУП "Главный радиочастотный центр" является коммерческой организацией, то есть по своему уставу обязуется извлекать прибыль из своей деятельности, которая сводится к оформлению различного рода разрешений и согласований. Кстати, Закон Российской Федерации "О Конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" запрещает наделение хозяйствующих субъектов административными полномочиями органов исполнительной власти (п.3 ст. 7 Закона). Таким образом, различного рода разрешительная деятельность ГУПов с юридической точки зрения весьма сомнительна именно в силу статуса ГУПа как коммерческой организации. Некоммерческие организации, не имеющие своей уставной целью извлечение прибыли, также создаются в различных формах (см. ст. 116-123 ГК, Федеральный закон "О некоммерческих организациях" от 12.01.1996 г. № 7-ФЗ), в том числе:

     

  • Некоммерческое партнерство (см. ст. 8 закона "О некоммерческих организациях". Некоммерческим партнерством является основанная на членстве некоммерческая организация, учрежденная гражданами и (или) юридическими лицами для содействия ее членам в достижении различных общественных благ и не распределяющая прибыль между членами. В этой связи представляется довольно сомнительным создание НП с целью коллективного потребления услуг связи, поскольку для этой цели создается потребительский кооператив (см. ниже). Кроме того, управление НП существенно затрудняется необходимостью собирать общее собрание членов по различным поводам - собрать кворум общего собрания из нескольких тысяч членов - весьма сложная организационная задача. НП вправе осуществлять предпринимательскую деятельность, соответствующую целям партнерства и прямо указанную в его уставе, однако в таком случае НП является обычным участником гражданских правоотношений и на него распространяются все нормы, регулирующие предпринимательскую деятельность. Включая необходимость получения лицензий в предусмотренных законом случаях - в том числе при оказании возмездных услуг связи. Заметим также, что продать сеть связи, принадлежащую НП, очень сложно, если не невозможно, поскольку для этого потребуется решение общего собрания членов данного НП.
  • Потребительский кооператив (ст. 116 ГК, Закон РФ "О потребительской кооперации (потребительских обществах, их союзах) в Российской Федерации" в редакции ФЗ от 11.07. 1997 г. № 97-ФЗ). Потребительским кооперативом признается добровольное объединение граждан и юридических лиц (пайщиков) на основе членства с целью удовлетворения материальных и иных потребностей участников, осуществляемое путем объединения его членами имущественных паевых взносов. В отличие от других форм некоммерческих организаций, при выходе пайщика из кооператива, ему возвращается паевой взнос, а также и кооперативные выплаты как часть доходов от предпринимательской деятельности кооператива.

     

  • Автономная некоммерческая организация (см. ст. 10 закона "О некоммерческих организациях" от 12.01.1996 г. № 7-ФЗ). Автономной некоммерческой организацией признается не имеющая членства некоммерческая организация, учрежденная гражданами или юридическими лицами на основе добровольных взносов в целях предоставления различных услуг. Учредители АНО теряют право на имущество (включая денежные средства), переданное ими в собственность организации, однако осуществляют надзор за деятельностью учрежденной ими АНО. При этом закон специально оговаривает, что учредители АНО вправе пользоваться ее услугами только на равных условиях с другими лицами. Надо сказать, что форма АНО наиболее подходит к оказанию различных услуг связи, если по каким-то соображениям создание операторской компании в форме коммерческой организации невозможно или нецелесообразно. При осуществлении предпринимательской деятельности АНО обязана соблюдать действующее законодательство, в том числе оформлять необходимые лицензии.

     

  • Учреждение (ст. 120 ГК, ст. 9 закона "О некоммерческих организациях" от 12.01.1996 г. № 7-ФЗ). Учреждением признается некоммерческая организация, созданная собственником для осуществления управленческих, социально-культурных или иных функций некоммерческого характера и финансируемая собственником полностью или частично. Например, служба госсвязьнадзора до недавнего времени существовала в виде Государственных учреждений, осуществляющих функции государственного управления в области связи и информатизации на подведомственных территориях. Не следует путать ГУП и ГУ - их правовое положение существенно различается, ведь ГУП предназначено для коммерческой деятельности, а ГУ - для управленческой. При этом возложение административных полномочий на ГУ, в отличие от ГУПа, не противоречит законодательству о конкуренции. Учредительным документом учреждения является Положение о данной организации. Вышеперечисленные организационно-правовые формы отнюдь не исчерпывают перечень форм некоммерческих организаций и включают лишь те, с которыми чаще всего приходится сталкиваться операторам связи в процессе своей деятельности.

    Надо сказать, что существует весьма распространенная практика создания некоммерческих организаций для ведения фактически коммерческой деятельности по оказанию услуг связи. Кроме очевидной противоправности, такую форму организации оператора связи можно смело признать бессмысленной и не приносящей никаких преимуществ организаторам, более того, затрудняющей развитие бизнеса.

    Полноценная операторская деятельность, наряду с возможностью привлечения инвестиций, возможна только при условии организации полноценного оператора связи в форме коммерческой организации и получения необходимого комплекта лицензий и специальных разрешений. Несмотря на всю трудоемкость и дороговизну легализации операторского бизнеса, этот путь, к сожалению, единственный, в той или иной степени гарантирующий неприкосновенность активов и самого предприятия.

    Говоря о юридических лицах, нельзя не сказать об особых субъектах права, имя которым - органы власти, которые не относятся как к коммерческим, так и некоммерческим предприятиям. Правовое положение органов власти как субъектов гражданских правоотношений базируется на 5-й главе ГК РФ. Органы власти являются юридическими лицами и действуют на основании Положений о соответствующем органе, порядок утверждения которого определяется вышестоящим органом власти.

    В частности, положения о федеральных министерствах, федеральных службах и федеральных агентствах утверждаются Правительством или Президентом России в зависимости от подчиненности соответствующего органа власти. Разумеется, органы власти ни в коем случае не являются субъектами предпринимательской деятельности, что прямо запрещается ст. 7 закона "О Конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках".

    Как гражданская, так и административная правоспособность органов власти жестко ограничивается положением о данном органе и не может толковаться расширительно. В частности, органы власти могут выступать в качестве заказчика услуг связи от имени государства, однако не могут быть исполнителями по соответствующим государственным контрактам.

    Государственная власть

    Конституция России (ст. 10) предусматривает разделение государственной власти на три формально независимых ветви – законодательная, исполнительная и судебная. Исполнительная власть называется так именно потому, что призвана обеспечивать надлежащее исполнение законов, принятых властью законодательной, а судебная и только власть осуществляет правосудие, то есть является арбитром для всех субъектов права по вопросам, связанным с толкованием законов. При этом сам суд не имеет полномочий по принуждению к исполнению своих решений – это дело исполнительной власти, к которой относится Правительство, министерства, федеральные службы и агентства, а также органы власти регионов федерации.

    Судебная власть осуществляет правосудие не произвольно, а в порядке, определенном процессуальным законодательством – Арбитражным процессуальными кодексом, Гражданским процессуальным кодексом, процессуальной частью Кодекса об административных правонарушениях, Уголовно-процессуальным кодексом, а также целым рядом других законодательных актов. Несоблюдение судом процессуального порядка является основанием для отмены решения суда вышестоящим судом (однако процессуальные нарушения оцениваются судом высшей инстанции и сами по себе не влекут автоматической недействительности принятого решения).

    Любое правоспособное лицо вправе обратиться в суд за защитой своих законных прав, если полагает, что эти права были нарушены. Заметим, что дела юридических лиц и индивидуальных предпринимателей по вопросам, связанным с осуществлением предпринимательской деятельности разрешает Арбитражный суд, а дела физических лиц подведомственны суду общей юрисдикции. Однако дела об оспаривании нормативных правовых актов разрешаются судом общей юрисдикции, если законом не установлена их подведомственность арбитражному суду. Разумеется, при этом суд общей юрисдикции сталкивается с большими сложностями, поскольку судьи часто не обладают опытом рассмотрения дел в области предпринимательской деятельности, но так уж решил законодатель (п. 1 ст. 29 АПК).

    Подготовка исковых заявлений и других судебных документов требует от юриста не только знания процессуальных и материальных аспектов дела, но и практического опыта. Поэтому после принятия решения об обращении в суд желательно привлечь для консультации юриста, имеющего опыт судебной практики, при этом способного понять технологические аспекты спора, если, разумеется, таковые имеются.

    Отметим, что представителем лица в суде общей юрисдикции может быть любое лицо, имеющее соответствующую доверенность, а представителем лица в арбитражном суде может быть либо штатный сотрудник юридического л ица – участника дела, либо адвокат по ордеру юридической консультации или коллегии. Поэтому зачастую приходится принимать в штат юристов, занятых разрешением конкретного спора… но тут уж ничего поделаешь – таково требование закона.

    Правовая природа государства, зафиксированная ст. 1 Конституции, означает, как уже говорилось, обязанность органов исполнительной власти принимать решения не по собственному усмотрению, а в соответствии с требованиями законодательства и в пределах соответствующих полномочий. При этом ст. 2 Конституции утверждает, что обязанностью государства является не ограничение, а признание субъективных прав и свобод, тем самым формулируется знаменитый принцип «все, что прямо не запрещено законом является разрешенным».

    К сожалению, многие, очень многие сотрудники федеральных органов исполнительной власти вообще и Минсвязи - в частности, полагают, что они вправе по своему усмотрению ограничивать права и свободы при условии соблюдения только лишь процедуры принятия соответствующих решений… Увы, только судебные споры способны образумить бюрократов, потерявших чувство всякой меры и ответственности. С юридической точки зрения, органы исполнительной власти выполняют три основные функции:

  • правоустанавливающую (издание нормативных и индивидуальных правовых актов в пределах компетенции соответствующего органа);
  • надзорную (осуществление мероприятий по проверке соблюдения различными лицами действующего законодательства в пределах компетенции соответствующего органа власти, а также понуждение поднадзорных лиц к соблюдению требований закона);
  • контрольную – то есть управление деятельностью различного рода подведомственных предприятий и организаций. Примером контрольной деятельности является взаимодействие упраздненного Минсвязи с подведомственными ГУ УГНСИ. Контрольную деятельность часто путают с надзорной деятельностью, что совершенно неверно. В частности, мероприятия по «контролю лицензируемой деятельности», выполняемые органами надзора за связью и информатизацией, на самом деле являются сугубо надзорными по своей природе, поскольку госсвязьнадзор не вправе вмешиваться в повседневную деятельность операторов связи, если эта деятельность соответствует требованиям законодательства. Государственное принуждение и ответственность субъектов права

    Любое суверенное государство обеспечивает исполнение законодательства на своей территории. Разумеется, дело не обходится без властного принуждения к соблюдению законов и других правовых актов, которые приняты государством в качестве обязательных для исполнения. Государственное принуждение охватывает не только административную сферу взаимоотношений различных лиц с самим государством, но и сферу гражданских правоотношений. Например, ст. 168 Гражданского кодекса устанавливает недействительность сделки, не соответствующей закону или иным правовым актам. Но любой законодательный акт остается пустой декларацией, если государство не примет эффективных мер к принуждению субъектов к исполнению законодательства.

    Существует особый класс органов исполнительной власти, основной задачей которых является принуждение субъектов права к соблюдению требований действующего законодательства. К таким специальным органам власти, которые часто называют «правоохранительные органы», относятся:

  • прокуратура, выполняющая функцию общего надзора за соблюдением законодательства, а также функцию следственного органа по уголовным делам и ряд других функций. Именно в прокуратуру следует обращаться с жалобами на неправомерные действия должностных лиц органов власти, нарушающие законные права лиц, при этом жалоба составляется в произвольной форме – прокурорские работники сами разберутся с юридической подоплекой дела. Хотя, разумеется, помощь юриста будет нелишней, учитывая нежелание прокуратуры конфликтовать с другими органами власти;
  • Министерство внутренних дел;
  • Федеральная служба безопасности;
  • Служба судебных приставов-исполнителей;
  • Целый ряд других служб и органов власти. Разумеется, любой орган власти является в той или иной степени «правоохранительным», поскольку обязан соблюдать и защищать законные права и интересы лиц. Фактически же, общим критерием отнесения органа власти к семейству правоохранительных органов является предоставленное законом право осуществления оперативно-розыскной деятельности (ОРД). Надо заметить, что самовольное и (или) незаконное осуществление ОРД запрещается и влечет уголовную ответственность.

    Далеко не все надзорные инстанции относятся к правоохранительным органам, хотя и осуществляют государственное принуждение. В качестве примера можно привести все тот же Госсвязьнадзор, который вправе привлекать лиц к административной ответственности за различные правонарушения в области связи и информатизации, однако не наделен правом осуществления ОРД. В этом смысле полномочия правоохранительных органов качественно превосходят полномочия «обычных» надзоров. Штраф несколько тысяч рублей за нарушение условий действия лицензий Минсвязи, наложенный УГНСИ – это одно, а даже одна ночь в изоляторе временного содержания – это совсем другое.

    Вывод прост: не стоит оказывать прямое сопротивление даже заведомо незаконному действию сотрудника правоохранительного органа, поскольку полномочия сотрудников чрезвычайно широки. Гораздо безопасней и эффективней тщательное протоколирование или хотя бы запоминание всех подробностей проверки, проводимой сотрудниками, например, милиции, с последующим обжалованием в прокуратуру или суд. Грамотный адвокат всегда найдет массу нарушений…

    Нарушение закона всегда является нарушением права, которое устанавливает или охраняет соответствующий нормативный правовой акт, поэтому нарушение законодательства обычно называют «правонарушением» или, на юридическом языке, «деликтом». Вместе с тем, нет правонарушения, если оно не предусмотрено законом, даже если деяние однозначно осуждается общественным мнением. Надо четко отделять гражданско-правовые деликты от административных правонарушений и уголовных преступлений.

    Дело в том, что гражданско-правовая ответственность может наступать и при отсутствии вины нарушителя. В частности, п.1 ст. 1064 ГК РФ устанавливает: «Вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда…». Таким образом, для наступления гражданско-правовой ответственности достаточно факта причинения вреда вне зависимости от наличия или отсутствия вины.

    Ответственность за административные или уголовные деликты, в отличие от гражданско-правовой ответственности, наступает только при наличии полного состава правонарушения, который состоит из четырех элементов:

    1. Объект деликта – охраняемые законом общественные отношения. В качестве примера можно привести обязанность получения лицензии на право осуществления некоторых видов предпринимательской деятельности. Ст. 171 УК РФ предусматривает санкцию за осуществление предпринимательской деятельности без лицензии, если такая лицензия обязательна.
    2. Объективная сторона – сознательное деяние (действие или бездействие), нарушающее охраняемые законом общественные отношения. Например, поскольку ст. 29 Федерального закона «О связи» установлено лицензирование деятельности по возмездному оказанию услуг связи, то сознательное и волящее осуществление этой деятельности без соответствующей лицензии нарушает охраняемые ст. 171 УК РФ общественные отношения.
    3. Субъект правонарушения – лицо, способное сознавать вредные последствия своих действий. Административной ответственности подлежат как юридические так и физические лица, уголовной ответственности подлежат только физические лица, что накладывает особую ответственность на руководителей предприятий и организаций.
    4. Субъективная сторона правонарушения – вина, которая может существовать в двух формах – умышленная и неосторожная. Однако ключевым моментом является наличие у субъекта возможности не совершать деликт. Например, если оператор связи в установленном законом порядке подал документы на продление срока действия лицензии в уполномоченный орган власти, а лицензиар по любым причинам не успел рассмотреть документы и принять соответствующее решение, то оператор полностью освобождается от уголовной или административной ответственности за незаконное предпринимательство за отсутствием вины. Особо отметим так называемый принцип «недопустимости объективного вменения», действующий в уголовном и административном праве – отсутствие вины означает отсутствие правонарушения даже при наличии первых трех элементов состава деликта.
    Еще раз надо подчеркнуть, что условием привлечения лица к административной или уголовной ответственности является наличие полного состава правонарушения, то есть всех его четырех элементов. Уголовные деликты – преступления, преследуются в порядке, установленном УПК РФ и отличаются от административных правонарушений повышенной степенью общественной опасности. Разумеется, определение меры этой самой общественной опасности есть прерогатива законодательной власти…

    Привлечение к административной ответственности производится в порядке, установленном Кодексом РФ об административных правонарушениях. Несоблюдение процессуальных норм КоАП влечет недействительность административного взыскания.

    Привлечение к административной ответственности обычно состоит из двух этапов – составление протокола об административном правонарушении и рассмотрение материалов дела с принятием решения о наложении взыскания. И возбуждение дела (составление протокола) и рассмотрение дела могут осуществлять только лица, специально уполномоченные КоАП (ст. 28.3 и гл. 23). Подробное рассмотрение вопросов административной ответственности операторов связи будет предметом отдельной публикации – слишком много возникает при этом вопросов, неточностей, а то и просто мифов.

    Мифология переходного периода

    Недостаток правовых знаний породил множество мифов, бытующих в среде предпринимателей, и операторы связи – отнюдь не исключение. Разумеется, большая часть этой мифологии относится к специальным вопросам операторской деятельности, и будет рассматриваться отдельно. Однако есть ряд распространенных заблуждений, о которых просто невозможно не сказать:

  • Миф 1: «Любая проблема решается взяткой». Решается. Но не любая и только на некоторое время. Потому что чиновники приходят и уходят, причем каждый последующий чиновник обычно творчески пересматривает договоренности своего предшественника. Кроме того, чиновники очень любят «доить» тех, кто жаждет давать взятки по любому поводу.
  • Миф 2: «Обращаться в суд бесполезно». Очень вредное заблуждение, развращающее чиновников и монополистов. На самом деле, обращаться в суд очень полезно – просто надо уметь это делать. Точно так же, как надо уметь строить сети. Ярчайший пример – победа, одержанная сетью «Сонет» над Минсвязи России в споре о признании CDMA сотовой связью…
  • Миф 3: «Легальная деятельность в области связи невозможна в принципе». Этот миф, как не прискорбно, не лишен материальной основы. Действительно, никакая полностью легальная предпринимательская деятельность в России пока невозможна. Однако, из этого вовсе не следует само собой полная нелегальность самого бизнеса. Истина, как всегда, находится посередине – единственный способ избежать неизбежного закрытия бизнеса это соблюдать как можно больше различных норм и правил, за исключением разве что совершенно неисполнимых. Иначе аппетит контролирующих органов достигнет таких зияющих высот, что продолжать какую-либо деятельность станет совершенно бессмысленно. Поиск компромиссных решений и составляет искусство руководителя предприятия в условиях переходного периода государства Российского.

    Антон Богатов, 2004 год.

    Анонс

     

    • Правосвязие. Часть II. Операторы и государство. Продолжение серии статей из цикла "о легализации" домашних сетей Антона Богатова.

     

    • Рекламные плакаты сетей;
    • Как снимают телевизионный сигнал с П-296;
    • Зарисовки узлов разных провайдеров (в основном стойки). Много разных галлерей.
    • Переход через железную дорогу (несколько фотографий);
    • Сети учебных заведений в Германии (уже сверстаны);
    • Традиционный пункт - ссылки на интересные места Сети. Присылайте письма - они очень нужны для обзоров. Обязательно сообщайте, нужна ли Ваша подпись, ссылка, или лучше обойтись без нее;
    • В "ужастиках" - "найден узел конкурента!". ;-)
  • От редакции: если у вас есть чем поделиться с коллегами по отрасли, приглашаем к сотрудничеству
    Ссылка на материал, для размещения на сторонних ресурсах
    /articles/reviews/16685/pravosvyazie-infokommunikatsiy-vvedenie-prodoljenie-.html

    Обсудить на форуме

    Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

    Зарегистрироваться